20:11 

Работа №5

KHR! Festival
Вперёд, на фестиваль!
Название: Во имя.
Автор: ***
Бета: ***
Пейринг: Фран/TYL!М.М.
Ключ: жара
Жанр: drama
Рейтинг: PG
Дисклеймер: (с) Амано Акира
Авторские примечания: некое почти au; незримое присутствие Мукуро.

Фанфик был написан на Мартовский фестиваль Иллюзионистов


Клетка душного итальянского севера ловит их в ловушку, не позволяет двигаться дальше, потому что силы иссякли, а катализатора для новых не найти. Жаркий смог смыкается над головами тяжелыми тучами предстоящей грозы, поднимается давление. В переулке, где стоит их многоквартирный дом, тихо шелестят пестрые козырьки павильонов. Шепчутся о надвигающейся буре.

А М.М. просыпает дни. К ночи подкрашивает губы. Чем ближе сумерки, тем горячее ее тело, тем сильнее пахнет индийскими специями. Утром она бледна и холодна. Мягко тянет чем-то неуловимо-волнующим. Позже Фран узнает, что это лавандовая вода.

Фран раскладывает на кухне пасьянс, когда его спутница сонно дышит в подушку. И уходит прочь, когда она приводит загорелого итальянца, которому сама ниже плеч. Он показывает простенькие фокусы на полупустой площади, возвращаясь домой под утро, заставая М.М. на разобранной кровати в дымном ментоловом флере. Она теперь курит, а он больше не показывает иллюзии.

В Грессоне-Ла-Трините они ровно тридцать девять дней. Здесь у них маленькая однокомнатная квартирка, возможность разговаривать на французском и лик Святого Петра на полке рядом с азалией. М.М. не верит ни во что, но любит повторять, что пара молитв держателю райских ключей это дань священному городу.

Фран знает, что она безмолвно шепчет молитвы за своего Мукуро. И руки прижимает к груди, прося помочь им вытащить его. И опускает густые ресницы в часовне только потому, что ей без разницы на средства, главное - цель. М.М. почти смиренная католичка. Франу почти без разницы на ее свободные отношения, безумный секс с несколькими партнерами и десятки пустых бутылок самого дешевого вина в крошечном холле. Без разницы, конечно, только чуть-чуть жаль. Только за его пустым взглядом этого совсем не видно.

М.М. часто глубоко дышит, прижимая ладони к вискам. Головные боли - ее привычное состояние. Глухое раздражение и меланхолия - тоже. Мысли ее об одном Мукуро. Образ врезался в сердце, а сердце смололи в кровь. Иногда она говорит во сне, и тогда Фран затыкает уши, потому что ее голос опять выдает имя того, кто за семью замками. Мягко и грустно. В бодрствовании М.М. говорит высоко, играя эмоциями на худом и остром лице. Она - искусная ложь, положенная на чей-то незамысловатый мотив, каких в Италии так много.

А Фран слышал от мастера, что М.М. виртуозно играет на флейте, любит мюзиклы и лучше любой шлюхи делает минет. Иногда мысли спонтанны. Летом чаще, чем обычно.

Конец итальянского лета - пора гроз и грез. Осенью все вновь стабилизируется, окрасится золотом солнца, зеленью газонов и небесной лазурью. Конец итальянского лета - кризис в природе и в жизни. Иллюзия творится сама. Накладывается одна на другую, мешает события карусельным вихрем, обесцвечивается. Будто Святой Петр шлет весть с небес, расшатывая принятый устой, пропуская свой донос через призму бытности, ярче которой только Эдем. Святому Петру скучно в летней праздности. А мирским страдать от затяжных дождей, от глубоких луж с ровными краями желтизны пыльцы на рельефных дорогах, от утреней духоты и вечерних пронизывающих ветров.

В дни дождей они играют в карты и едят вишню, расположившись на голом полу. М.М. часто вскакивает, чтобы полить азалию, которую уже давно утопила в безразмерном количестве воды. Вытряхивает затхлые капли из пластиковой бутылки в горшок, покачивается на пятках - вперед, назад - и тут, откладывая бутылку, сводит ладони вместе, кончиками длинных пальцев касаясь алых губ, и медленно то ли шепчет молитву, то ли напевает псалом. Опять во имя Мукуро. Тошно слышать. Тошно слушать. Имя мастера раскалывает душу. Бросить бы карты и заколдовать, чтобы больше ни слова. Отвадить от этого имени и приворожить к другому. Но Фран иллюзионист, а не заклинатель. Не заставить замолчать, но украсть чужой облик - запросто. Фран думает стать мастером для нее, но не может. Даже для нее. Смотрит на увядающую азалию и ее почти покорность. М.М. старше, но сумасбродней. И молится вычурно. Не умеет иначе. Все на зрителя, все напоказ.

За окном - громовой раскат. Комната поглощает его, купирует. Внутри - вакуум. Вокруг - формалиновое лето.

Фран умеет оставаться безразличным всегда. Выходя из себя - тоже.

- Мы спасем мастера. Скоро уже.

Ради ее спасительной улыбки он сожжет свое сердце и продаст душу. Сложно, но легко говорить, когда жар царапает не снаружи, а изнутри.

@темы: Фанфикшн, Мартовский фестиваль Иллюзионистов

URL
   

KHR! Festival

главная